Пресса



АКТРИСА, СЦЕНАРИСТ, РЕЖИССЕР СВЕТЛАНА ДРУЖИНИНА: "В "ГАРДЕМАРИНАХ" НЕТ НИ ВСХЛИПА, НИ ВЗДОХА СЕРГЕЯ ЖИГУНОВА. ВСЕ СДЕЛАЛ ЗА НЕГО ОЛЕГ МЕНЬШИКОВ..."
15 лет назад на экраны вышел самый популярный в 80-х фильм
Владимир ГРОМОВ
"ФАКТЫ"

"Дима Харатьян жутко боится лошадей. Спасает только его мужское самолюбие"


- Светлана Сергеевна, признайтесь, у Дружининой-режиссера любимчики есть?

- Я люблю актеров, потому что сама побывала в их шкуре. Актеры -- сукины дети. Это сказала не я -- Станиславский! Очень точное определение (улыбается).
- Вы часто употребляете крепкое словцо на площадке?

- Очень редко. У меня достаточно интеллигентная группа. Много женщин -- нужно выдерживать большие перегрузки, мужики ведь намного слабее. Не матерюсь, и если вдруг вырывается словцо, прошу прощения. В группе все работают на артиста. Правда, если артист этого не понимает и начинает безобразничать, мы договариваемся -- и так его...
- Приходилось звездность обламывать?
- Был у меня такой артист -- Жигунов, с которым я здороваюсь, но дружить уже никогда не буду. Говорят, он хочет со мной общаться, сниматься, более того, он сейчас будет в Думе заведовать кино, но я с ним мириться не собираюсь (смеется). Он непорядочный человек. Мы его взяли из "отвала" -- его же исключили из "Щуки" за профнепригодность и дурное поведение. Нужно отдать ему должное, он хорошо работал, но потом зазвездел. Начал рассказывать, что снимался в 13 фильмах, до и вообще при чем тут Дружинина... Я его ту-у-ут же в третьей части заменила другим актером. После первых четырех серий пришлось отказаться и от Шевелькова. Не люблю, когда артисты опаздывают, являются на съемки, не зная текста. Шевельков не знал текста песен, которые целыми днями должен был слушать по плейеру. Очень мешал и комплексовал. Как оказалось, Шевельков -- довольно посредственный артист. Кстати, и Жигунов, и Шевельков недоброжелательно относились к Диме Харатьяну, взяв его, как говорится, в коробочку, хотя он один вытаскивал всех. Как только возникали сложности, я выставляла Харатьяна на крупные планы. Сложные отношения на съемочной площадке очень мешали. Всего Шевелькова переозвучивал другой артист. Героя Жигунова Сашу Белова озвучивал Олег Меньшиков, который очень хотел сыграть эту роль. У него были самые лучшие пробы, но под Меньшикова я не смогла собрать ансамбль. На роль Белова мне нужен был эдакий добрый молодец с голубыми глазами -- кровь с молоком. Так что в "Гардемаринах" нет ни всхлипа, ни вздоха Жигунова. Все сделал за него Меньшиков. В роли Алеши Корсака начинал работать Юрочка Мороз, сыгравший Тони в "Принцессе цирка", но он был жутко зажат, да и пробы оказались плохие. Харатьяна нашли случайно. Когда мы готовились к работе над "Гардемаринами", мой муж только вернулся со съемок мексиканского фильма "Надежда" ("Эсперанто"). "Знаешь, там такой молодой талантливый мальчишка сыграл, -- сказал Анатолий. -- Давай его попробуем. У него есть свои слабости, но парень хороший". Попробовали. Подошел. Кстати, знаете, самое забавное, что Дима Харатьян до сих пор ЖУТКО боится лошадей, хотя у него было множество сцен с верховой ездой. Дима собирает всю свою волю в кулак, включает мужское самолюбие и, скрипя зубами -- вперед. А вот Саша Домогаров так научился скакать на лошади, что его пригласили в Польшу на роль в "Огнем и мечом" Ежи Гофмана. Кстати, лошади -- моя страсть с детства. Запах конюшни -- это ЧТО-ТО! У меня во всех фильмах есть лошади. Они меня любят... Мы с ними на "ты". Видишь у меня на груди кулончик в виде лошадки (показывает забавную подвеску в виде скакуна. -- В.Г.). Мне его подарили наши каскадеры со словами: "Светлана Сергеевна, принимаем вас в наш цех!"
- Лучше бы живую коняшку подарили...
- И что я с ней делать буду (смеется)? У меня нет возможности держать лошадь под Москвой. Кинематографисты -- народ небогатый.

"Я -- девочка из Марьиной рощи"

- Но начинали-то вы с актерского ремесла...
- У меня на самом деле три профессии. Ведь я еще и профессиональная балерина. Закончила хореографическое училище при Большом театре. Моим сокурсником был знаменитый Марис Лиепа. Дружу до сих пор с его детьми Андрисом и Илзе. Позже меня на три курса учились Катюша Максимова и Володя Васильев. Училище находилось рядом с театром, мы танцевали на сцене Большого. 9 лет -- колоссальная практика. Слава Богу, что из бандитского района, Марьиной рощи, Господь вывел меня в люди. Говорухин ведь не выдумал банду Черная кошка из "Места встречи..." Как Саша Абдулов называет себя "мальчик из Ферганы", так и я могу спокойно говорить, что "я -- девочка из Марьиной рощи". Мы, кстати, с ним так друг друга и величаем.
- Ваши родители были творческими людьми?
- Мама у меня учительница, папа шофер, погиб на фронте под Смоленском. Я с детства была очень подвижным ребенком. Творчество из меня поперло наружу гораздо раньше, чем я поступила в балетное училище. Иногда шучу, что у меня три с половиной специальности -- я ведь год проучилась в цирке. Это была моя первая полупрофессия. Как только цирк вернулся из эвакуации, объявили набор. Он проходил на манеже старого цирка на Цветном бульваре. Помню, объявление о приеме было написано чернильным карандашом. Бумажка висела за стеклом на доске объявлений рядом с выцветшими любительскими черно-белыми фотографиями великого Карандаша с собакой Кляксой. Увидев объявление, я сразу загорелась. В объявлении была приписка: "Форма для поступления: майка -- белая, трусы -- черные, ноги -- чистые!" (Смеется.) Так вот, мама привела меня, лысую (нас всех тогда в школе стригли под машинку, чтобы не было вшей) 10-летнюю девочку на манеж. Когда до меня дошла очередь, спросили: "Как тебя зовут, мальчик?" Я была тощая, масенькая, ноги росли прямо от горла. Я обиженно сказала: "Я не мальчик, а девочка, и зовут меня Светлана!" От природы я была очень гибкой -- меня звали "девочка-каучук" -- и поступила. Год проучилась, должна была стать наездницей. Но, видно, Богу было угодно, чтобы я попала в хореографическое училище. Господь вообще меня ведет: за макушечку взял и перенес на самый Олимп.
- Светлана Сергеевна, вы в превосходной форме. Диеты, небось, как и все балетные, придерживались?
- А как же?! У меня, как у всех девиц, в 12--13 лет начала формироваться конституция -- расти кости, грудь, бедра. Страшное дело! Мы, защипывая, оттягивали от своего тощего, плоского тела кусок кожи, думая: "Как мне от этого избавиться?!" У каждой были свои тайны, как избавиться от, как нам тогда казалось, лишнего веса. Недалеко от нашего училища с одной стороны находились Сандуновские бани, с другой -- Центральные. С тех пор у меня страсть к баням. Мой загородный дом под Москвой строили с учетом места для бани. Баня лечит, успокаивает, расслабляет. Когда у нас в семье разлад, ссоримся -- топим баньку... А если это зимой, выбежишь на снежок, а в снежке бутылочка водочки хорошей спрятана, камин горит, свечечки зажжешь -- чувствуешь такое умиротворение...
- Как же после балета попали в актрисы?
- Из-за травмы ноги я не защитила диплом в хореографическом училище, но мне доверили вести выпускной вечер. Я снимала гипс, выходила на сцену, объявляла, возвращалась за кулисы и снова его надевала. Выпускной показывали в прямом эфире. Когда я вернулась вечером домой, бабушка мне сказала: "Света, тебе звонили с телевидения". Так я и стала диктором Центрального телевидения. И целое лето 55-го проработала на ТВ. Тогда только начинались в прямом эфире КВНы, и несколько первых программ я вела с Мишей Державиным. Мы были очень похожи, и нас часто спрашивали, не брат ли мы и сестра. Потом меня по телевизору увидел Самсон Самсонов и пригласил на главную роль в фильме "За витриной универмага". И там, на съемках, я поняла, что есть профессия, о которой можно только мечтать, -- режиссура. Но мне было 19 лет, головочка хорошо работала, я понимала, что это профессия зрелых людей. И сознательно пошла во ВГИК на актерский, хотя знала, что буду режиссером. После актерского отработала три года и поступила на режиссерский.

"Предложение выйти замуж мне сделали... родители мужа"

С трудом верится, что эта жизнерадостная женщина уже трижды бабушка. Старший внук Данила с 7 месяцев живет с бабушкой и дедушкой. Старший сын Светланы Сергеевны погиб, а два года назад умерла невестка. Младший сын Дружининой, Михаил Мукасей, пошел по стопам родителей и стал модным российским клипмейкером. Супруг Светланы Сергеевны -- известный оператор Анатолий Мукасей. Кроме фильмов жены, он снял "Берегись автомобиля", "Большую перемену", "Чучело", "По семейным обстоятельствам"...
- Вы с мужем как познакомились?
- Это полумифическая ситуация. Его родители -- разведчики. Причем очень известные во внешней разведке. Они работали с Зорге, Абелем. Как-то они приехали в Союз в отпуск. Естественно, были засекречены, поэтому их поселили на даче Сталина на Кавказе. Туда привезли фильм "За витриной универмага", который еще не был в прокате... Мама сказала: "Ой, какая девушка! Бьют!" (Обаяшка.) Сын, тогда еще десятиклассник, спросил: "Хочешь, чтобы у меня была такая жена? Она будет моей женой!" (Смеется.) Потом Толик поступил в институт. Он оператор от бога, очевидно, весь в отца, которому приходилось как разведчику много снимать. Мы познакомились на баскетбольной площадке, Толик великолепно играл в баскетбол, был капитаном мужской команды, я -- женской. Нас так и звали: два капитана. Сначала подружились, а на третьем курсе поженились.
- Чем же он вас взял? Цветами, подарками?
- Нет. Даже предложение не он мне делал, а его родители (смеется). Мы собирались пожениться только тогда, когда Толик начнет зарабатывать. Ему ведь стипендию не давали -- он считался сыном обеспеченных родителей. Поэтому все наши посиделки были на мои деньги. Все было очень просто. Кафе "Красный мак", "Метрополь". За пять рублей покупали бутылку шампанского и две порции мороженого -- счастье было невероятное. Как-то родители, приехав, познакомились со мной, а однажды Толя пришел и сказал: "Знаешь что, давай поженимся. Родители предложили, чтобы я на тебе женился!" Так романтично и родилась наша семья, мы уже 45 лет вместе. Толя -- добрый и веселый. Все женщины под его крылышком расцветают -- любят сниматься у оператора Мукасея. Гундарева особенно -- дай Бог ей здоровья. Мы с Наташей работали в "Дульсинее Тобосской".
- Говорят, у Гундаревой сложный характер...

- Мы с ней дружим. А у Люси Гурченко, что, простой характер? Ничего -- нормально работаем. Конечно, легче работать с такими профессионалами, как Иннокентий Смоктуновский, Коля Еременко, Владислав Стрижельчик, Евгений Евстигнеев. Им не надо было завоевывать место под солнцем. Первая роль Дружининой в кино -- Соня Божко в фильме "За витриной универмага", но известность принесли ей две другие героини -- Лариса из "Дела было в Пенькове" Станислава Ростоцкого и Анфиса из лирической комедии "Девчата".
- Светлана Сергеевна, стерву Анфиску пришлось играть, или просто коней отпустили?
- В каждом ведь человеке твари по паре (улыбается). Нужно просто порыться в своих кладовых. А вообще-то она не такая уж стерва. Я и сама ужасно не люблю таких людей, как героиня Нади Румянцевой. Комсомолка, активистка, правильная. Анфиску интересно было играть. Правда, из фильма столько сцен вырезали, когда я колготки меряю, ножки и ручки эротично массажирую, в общем, все, что посчитали слишком откровенным.
- Сыграв всего несколько ролей, просто было расстаться с актерством? Не хотелось еще сняться?

- Родился первый сын, я училась в институте, потом родился второй. А вообще в каждой картине режиссера Дружининой есть роль для актрисы Дружининой. И всякий раз я сама себе отказываю. К примеру, в "Гардемарины, вперед!" роль матери Ягужинской, Анны Бестужевой, я специально написала под себя. Были фотопробы, меня утвердил худсовет (смеется). Даже шикарный наряд сшили. Такая хорошая роль... Мы приехали на площадку, и когда я представила, как в роскошном наряде, с кринолином, в парике, с наклеенными ресницами буду рыдать, а потом бежать к камере (я всегда смотрю в камеру)... И поняла, что это будет самая настоящая клоунада. Приехала на студию после репетиции, посадила перед собой художницу по костюмам, чтобы она не упала, и сказала: "Завтра эту роль будет играть другая актриса". В течение часа нашли Нели Пшенную, у которой моя фактура, все подошло, и мы без проб ее сняли. Очень трудно самому сниматься, будучи режиссером. Рязанов, к примеру, не играет -- то сидит, то спит... Пожалуй, только Никита Михалков везде поспевает. Даже Коля Губенко не смог хорошо сняться в собственной картине. Мне не нужны эти роли -- я их и так проигрываю дома, в ванной. Пою, кричу, плачу. Смотрю в зеркало и говорю себе: "Не верю!"

"Facty i kommentarii ". 15-Октябрь-2003. Культура.
Пресса
На главную